подполковник алексей ефентьев об игоре стрелкове

Ссылки на книги и видео по боевым исскуствам и не только. Не жмись - поделись ;)
Ответить
merfi
Сообщения: 5741
Зарегистрирован: Ср мар 30, 2005 17:31

подполковник алексей ефентьев об игоре стрелкове

Сообщение merfi » Ср май 06, 2015 1:33

Сергей Насонов (СН, телеведущий): Здравствуйте уважаемые телезрители!

Сегодня наша очередная передача из цикла «Твердый шаг».

В этой передаче мы встречаемся с представителями, скажем так, армейских кругов. Это и офицеры запаса, иногда и военные. Но во всяком случае мы не устаем повторять — бывших военных не бывает. Человек, который служил в советской и в российской армии это армейский человек и мнение этих людей нам очень интересно по волнующим нас вопросам. Потому что люди это информированные, знающие, которые, как говорится, были на передовой.

В политике мы всегда можем сказать, что политика есть концентрированное выражение экономики, а концентрированное выражение зачастую политики это и военные действия. И вопрос о военных действиях все острее и острее встает последнее время. Во всяком случае изменилась ситуация в нашем обществе. Мы вновь остро стали понимать, что «хочешь мира — готовься к войне», а хочешь готовиться к войне — это значит уважать свою армию, слушать ее в том числе.

Сегодня у нас по традиции в гостях представители Воронежской региональной общественной организации «Край» Алексей Ефентьев и Роман Понизовный.

Здравствуйте!

Хотелось бы вернуться к нашей позапрошлой передаче. Передаче, которая вызвала очень большой резонанс в интернет сообществе, обсуждается, много просмотров. Высказываются разные мнения. Это встреча с Игорем Стрелковым — бывшим министром обороны Донецкой народной республики — и вот беседа его с Алексеем Викторовичем.

И некоторые участвующие в обсуждении заметили, что видимо не весь материал, отснятый в студии, вошел в эфир.
Действительно, я скажу нашим телезрителям внимательным, что не весь материал вошел в эфир. Не вошел тот материал, в котором здесь у нас в студии – мы это снимали, этот материал сохранился — возник у Алексея Викторовича спор с Игорем Стрелковым по поводу действий и различных приказов касательных проведения военных действий в критический момент, когда речь шла об оставлении Славянска, когда речь шла вообще о судьбе Донецкой народной республики.

И возникла тут как бы небольшая — я не скажу, что перепалка — ну такие реплики взаимные. Мы вернемся к этой теме обязательно и обязательно покажем вам этот не вошедший в эфир… Это не вырезанный, просто он не вошел в эфир. Во-первых, объем был большой, а, во-вторых, есть причина.

Во время спора был затронут вопрос о наличии тех документов, о которых говорилось. Я даже скажу о каких. Приказ о выводе войск на территорию Российской Федерации, ополчения, об отступлении грубо говоря, тотальном отступлении. И, я думаю, как только у нас на руках будут документы, мы к этой теме вернемся с показом того фрагмента и более подробно обсудим ту ситуацию, которая возникла. Это вот что касается внимательности наших зрители. Значит всё, что снимаем, всё показываем, но с подтверждением. Поэтому мы так вот посоветовались и решили получить эти документы.

Алексей Викторович Ефентьев (Гюрза): Часть документов уже есть, мы вам представили уже.

СН: Да. Ну а часть ждем.

И, возможно, я даже заинтригую зрителей – здесь будут присутствовать в студии люди, которые были там, когда был Игорь Стрелков, которые воевали там. Мы пригласили их и обещали они приезд в нашу студию. Известные люди, мы не будем пока говорить кто. Но они обещали нам быть здесь в студии и рассказать свою точку зрения, что-то подтвердить, что-то опровергнуть. В любом случае вам будет интересно встретиться с очевидцами событий, с участниками событий.
Но тем не менее. Вернемся все-таки к той беседе — то, что вошло в эфир.

Алексей Викторович, вот речь шла там о… Упоминался Владислав Сурков и так была брошена реплика касательно того, что тут выполняется задание Владислава Суркова.

Что вы на это скажете?

Нашим телезрителям, кто там не очень следит за политикой. Владислав Сурков — советник Президента Российской Федерации, бывший вице-премьер в прошлом правительстве. Известный человек, который занимается политическими вопросами в Российской Федерации.

Гюрза: Я бы с удовольствием побеседовал с господином Сурковым. Прежде всего, он человек, который находится в нашем правительстве, выполняет волю нашего руководства государственного. И мы может быть даже в какой-то мере посчитали за честь, что такие большие люди приходят, мы бы узнали от них много нового. Но в подтверждение хотел бы сказать так, что на самом деле мы ни на кого не работаем. У нас есть сугубо свое личное мнение.

Вот, и я бы даже так может быть в какой-то мере бы сказал, что в тот же период, когда нужна консолидация у нас в государстве — непозволительно разводить вот такие либеральные какие-то моменты, что: то Президент неправ и его окружения предаёт его или еще что-нибудь. Я думаю, что мы должны сейчас наоборот объединиться, а уж всё остальное мы всегда потом, после победы, порешаем демократическим путем.

СН: Вы можете что-то добавить?

Роман Понизовный (РП): Конечно, нашей Общественной организации под названием «Край» очень льстит, скажем так, заявление товарища Стрелкова в блогосфере, что мы там это сурковцы, работаем на него. Ну как бы я не знаю, я товарища Суркова видел только по телевизору несколько раз и лично с ним не знаком. Поэтому какие-то заявления о том кто на кого работает…

Просто мы хотели обратиться к нашим телезрителям, чтобы они понимали – все эти слова и мысли, которые здесь происходят, — это исключительно та гражданская позиция, которой придерживаются члены нашей организации. И исключительно это та позиция, которой придерживаемся мы сами. Никакие там деятели на эту позицию влияния не оказывают.

СН: Ну а если приходится работать… Ведь Владислав Сурков – это не просто Владислав Сурков. Это помощник Президента, который выполняет его ответственные поручения, в том числе, кстати, и на минских переговорах. Если кто-то своими действиями помогает Владиславу Суркову – ну в чем беда-то? Значит он работает на государство.

РП: Ну, вы знаете, мне кажется, что… Я, конечно, прошу прощения, но у определенной личности, которая была у нас в гостях — у него какая-то мания там преследования. Ему кажется, что его преследует этот Владислав Сурков, отовсюду строит против него козни. Может ему надо к врачу обратиться? Вот такая вещь.

СН: Хорошо. Был еще один момент, это было в эфире. Речь шла о том, что вот не оказалось в тот момент, когда там руководил Игорь Стрелков ополчением, в арсенале у него не оказалось людей, которые могли бы поделиться опытом, помочь в подготовке ополченцев и так далее. Ну и вплоть даже как бы был, Алексей Викторович, упрек в вашу сторону: «А вот что же вы не поехали?» Что вы на это можете сказать?

Гюрза: Да мы готовы хоть сегодня выехать туда. Если мы понадобимся, то даже вопросов нет.

СН: Речь идет о готовности поехать в качестве добровольца.

Гюрза: Конечно, исключительно так, потому что наше государство не вмешивается в принципе в происходящее. Оказывает гуманитарную помощь, но никак не военную. И посему по большому счету там у меня есть друзья, и мои бывшие в том числе будем говорить ученики.

СН: Речь идет об украинских гражданах в том числе?

Гюрза: Какая разница — будем так говорить. Есть и такие, есть и такие. Добровольцы. Которые там живут. Мы же все служили и в Советском Союзе. И мы как владеем информацией, так и оказываем всестороннюю помощь, которая в данный момент от нас требуется. Но если нам скажут: «Завтра!» Мы, не только я. У меня есть много друзей, которые готовы прямо завтрашним утром туда убыть.

РП: Ну, я бы хотел добавить еще одну вещь такую. С самого начала событий наша Общественная организация в рамках тех объединений общественных организаций, которые входят в наше движение, скажем так, постоянно оказывала помощь. И эта помощь была разноплановой, то есть мы координировали свои действия с различными другими организациями и так далее. И смело можем сказать, что непосредственно наша организация для господина Стрелкова отправила больше десяти тонн различных грузов, в которые входило и военное снаряжение, в которое входили и продукты питания, тушенка, медикаменты и так далее.

Дело в том, что при встрече Стрелкова с нами гуманитарной помощи мы отправляли через господина Губарева – через его гуманитарный центр. Через его жену мы связывались с ними. Товарищ Стрелков признал, что мы оказывали ему помощь. У нас есть собственно говоря подтверждение этому разговору и так далее. А что касается непосредственно участия лично каждого, то тут как бы есть определенная специфика.

Дело заключается в том, что мы же являемся офицерами и несмотря на то, что в запасе находимся – все равно же являемся офицерами. И дело заключается в том, что офицер – это не тот человек, который принимает самовольные решения. Которому вздумалось, и он поехал куда-то. Вздумалось, и он оказал гражданский долг.

Офицер прежде всего – это, скажем так, боевая единица, личность, которая находится на службе своего государства и неважно, где он – в действующей армии находится или в запасе. И поэтому я уже говорил об этом в предыдущих передачах, что если непосредственно поступит приказ там мобилизоваться, прибыть куда-то для каких-то действий, то мы непосредственно сделаем это всё качественно, быстро и в установленный срок, согласно поставленному приказу.

А заниматься самодеятельностью… Я бы сказал так… Понимаете, вот в беседе с господином Стрелковым мы его спросили — а вы кто есть? И он сказал: «Я себя позиционирую как офицер запаса». И тем не менее, тем не менее из-за чего возникли-то противоречия, из-за чего возникло всё, что… Он признал, что он офицер, но те действия, которые там произошли — в Славянске там, в ходе его командования ополчением – они-то необъяснимы позицией офицера.

Дело заключается в том, что товарищ Стрелков, позиционируя себя офицером, так или иначе принимал решения несмотря ни на какие интересы и несмотря ни на какие там логические выводы. Он принимал их своевольно и красовался собой в медийной сфере. И основная причина, по которой в нашем движении возникло неприятие фигуры товарища Стрелкова — это именно потому, что он не является офицером, что он пытается…

Безусловно, он ездит по стране и пытается проникнуть, скажем так, в среду ветеранов, в среду бывших военнослужащих для того, чтобы как бы показать, что он там своей фигурой находится в одном редуте с героями войны на Кавказе, с героями войны в Афганистане. Но тем не менее, по нашему разумению, он не является таким героем.

Он по сути дела-то оставил пол Донбасса украинской хунте. И поэтому возникло неприятие, поэтому возник этот конфликт. После этого сейчас товарищ Стрелков льет на нашу организацию какие-то обвинения в каких-то там в сотрудничествах с Сурковым, в том, что мы какие-то там показные какие-то люди. Ну просто мы не хотим на это отвечать, но откровенно заявляем, что мы не принимаем товарища Стрелкова и мы не являемся с ним равными людьми.

Почему? Потому что офицер – человек, служащий Родине – он всегда выполняет поставленную задачу. Если товарищ Стрелков приехал добровольцем на Донбасс и товарищ Бородай, который являлся премьер-министром или товарищ Антюфеев, который являлся его заместителем, поставил товарищу Стрелкову — оборонять Славянск до последнего солдата – значит товарищ Стрелков должен был выполнить эту задачу.

А если бы ему судьба дала такое счастье умереть в борьбе за это, за свободу, то он бы был вписан в историю как Человек и Офицер.

А на текущий момент он просто является человеком струсившим и убежавшим, который пытается подмазаться – извините, у меня других слов нет — к реальным людям, которые выполнили свой долг перед Родиной. Как вы считаете, Алексей Викторович?

Гюрза: Да, нас воспитывали на том, что как говорится лозунг разведчика – это «Только смерть оправдывает невыполнение задачи».

Это раз, а во-вторых, будем так говорить, — ну, позвонили мне из лиц, окружающих его, и говорят: «Можно мы у вас остановимся в отеле?» Я говорю: «Ну конечно, пожалуйста». Мы в вопросах гостеприимства никому не отказываем. Нам по барабану это Стрелков или нормальный человек, просто крестьянин. Да кто угодно, мы в гостеприимстве ни в коем случае не отказываем. Это все наши знакомые и друзья – все знают. И мне даже нравиться как бы – чем больше людей, тем больше общения.

Так вот, прибыл к нам, и я ему задал этот конкретный вопрос, сидя за столом: «Почему вы все-таки сдали Славянск?» — основываясь на тех разговорах, на тех подтверждениях, которые до меня дошли заранее. Он сказал при всех, нас там было человек пятнадцать, он сказал так, что: «А я что дурак что ли там погибать?» Понимаете, то есть как бы смысл в том, что если уж ты примерил действительно мундир командующего ополчением на себя, так ты должен это прежде всего не за себя, а уже за ту республику, которой присягнул.

СН: Алексей Викторович, вы сейчас такие уже достаточно серьезный упрек сделали человеку. То есть, в принципе, это было при свидетелях?

Гюрза: Да, конечно, человек 15 было. И даже из его окружения потом сказали: «Ну, Остапа понесло».

РП: При этом присутствовали — мы можем сослаться на этих людей — при этом присутствовал председатель организации «Патриоты России» Липецкой. При этом присутствовали из Липецка товарищи наши из «Союза десантников России». То есть это все происходило при свидетелях. Вот.

И происходило при том, что человек постоянно рассказывал: «Вот, мне не дали вот этого, мне не дали вот этого, мне не дали того, мне не дали пятого, мне не дали десятого». И у нас возник вопрос: «А кто вам должен был это дать?». И на этот вопрос товарищ Стрелков не сумел ответить.

СН: Ну я думаю, достаточно мы уделили внимания товарищу Стрелкову. И тем более, что мы еще одну передачу договорились провести с присутствием уже других лиц, показать материалы, как я уже говорил.

РП: Мы спокойно относимся к нему, как к человеку, как к обычной личности, которая живет и прочее. Но как к той фигуре, которую он пытается выстроить из себя и изобразить…
Ну извините, вы должны были выполнить приказ, товарищ Стрелков, а потом уже обсуждать его последствия, так что…

Гюрза: Ну помимо приказа, поймите правильно, знаете, чтобы командовать, нужно же не просто на словах – нужно управлять. Я задавал ему совершенно конкретные вопросы об обучении, о системе связи, о всем остальном, на что как бы был ответ: «Да не было у нас никакой связи». Ну даже такие конкретные вопросы, говорю:
— Хорошо, а обучали вы кого-то?
— Да, конечно.
— А кто-то с вами воевал?
— Да, вот мой телохранитель.
Ну мне, конечно, стало удивительно, как это герой, в России, и вдруг с телохранителями. Как-то мне его немножко… Вроде, наоборот, народ должен чтить.

СН: Алексей Викторович, давайте вернемся вот в одной из передач.

Гюрза: Нет, можно я закончу.

И вот представьте себе, что он был у него снайпером. Он не знает ни тактико-технические характеристики своего оружия, не знает дальность прямых выстрелов и даже сетку прицела не знает. Я не знаю как можно воевать в таких условиях, откровенно говоря. И вроде и оружие есть, о котором кричали, что нам не дали. А одновременно, как бы вот пустой звук, это так просто, как метлу с собой носят, что ли…
https://youtu.be/vjZ5tL166Uo
wbr, merfi.
модератор

Ответить